Через тернии к семье

Усыновить тайского ребенка оказалось совсем непросто, но теперь австралийка Донна Брюин и ее муж совершенно счастливы.

Клэр Коннелл

28 Июня 2014, 01:19 PM

Икки смеется и что-то шепчет на ухо своему брату Финну, когда я захожу в их дом. Между мальчиками разница почти 8 лет, но судя по всему, они неплохо ладят. «Мы вообще сразу поняли, что у нас получится дружная семья», – улыбается мама Донна Брюин.

Донна с мужем усыновили Икки несколько лет назад. Австралийцы на Пхукете приняли в свою семью тайского ребенка и задумываются о том, чтобы взять из детдома еще одного малыша. Однако заряд оптимизма и уверенности в том, что все будет хорошо, и можно будет строить такие планы на будущее, появился не сразу. Все дело в том, что процесс усыновления оказался крайне непростым и, мягко говоря, небыстрым.

Надежды и разочарования

Донна и ее муж Эндрю решились на второго ребенка еще в середине нулевых. Тогда же они сделали серию ЭКО. Через какое-то время врачи посоветовали австралийцам отказаться от этой затеи. Но ребята отказались только от искусственного оплодотворения, но не от идеи иметь второго ребенка. В 2007 году они подали запрос на усыновление, точнее, на удочерение. Им понадобилось порядка 9 месяцев, чтобы собрать все документы и перевести их с тайского. Когда все это было сделано, началось самое сложное – ожидание. Паре должны были подобрать ребенка. Это заняло порядка 70% времени всего процесса в целом, вспоминает Донна. И причиной тому – во многом, то, что собрания по вопросам усыновления в Бангкоке проводятся всего раз в месяц. Небольшое количество людей обрабатывает огромное число запросов: в столице катастрофически не хватает людей, которые бы занимались подобной работой.

«Я названивала им практически каждую неделю. Но за несколько лет мы так и не сдвинулись с мертвой точки. И в 2010 мы впервые озвучили, что пожалуй, нам стоит сдаться», – рассказывает мама Донна.

Возникшее тогда желание завершить процесс они объясняли тем, что пока он шел, их родной сын постепенно рос, а они – старели. Пару просто-напросто пугало, что за много лет ничего не изменилось. Но как это обычно и бывает, когда они почти потеряли надежду, их жизнь полностью изменилась. Раздался долгожданный звонок из органов опеки.

«Мы нашли для вас ребенка», – произнес голос на другом конце провода.

Донна и Энрю были без ума от счастья. И попросили скорее выслать им фото. Буквально через несколько часов на электронную почту упало письмо с вложенным файлом – фотографией 18-месячного Сонгкрана. Соцработники поспешили объяснить, что ребенка назвали в честь тайского Нового года, так как он родился в канун праздника.

«Сначала я подумала: как же так, мы хотели девочку. Но когда увидели лицо Сонгкрана, то эти глупости выветрились из головы. Ничто бы не заставило нас сказать «нет, мы не хотим этого малыша». В один момент я почувствовала, насколько он родной», – вспоминает госпожа Брюин.

Но буквально через несколько дней потенциальным родителям Сонгкрана перезвонили с извинениями: ребенка усыновить не получится из-за проблем с документами у малыша.

«Это был просто кошмар, я буквально ударилась в истерику. Только мы вздохнули, что многолетний ад закончился и мы, наконец, можем прижать к груди нашего ребенка, как нам сказали, что этого не будет», – говорит Донна дрожащим голосом.

К счастью, все проблемы бюрократического толка разрешились в сторону малыша, и на ноябрь 2010 года семья Брюин планировала свою первую поездку в детский дом к Сонгкрану.

Первое знакомство

«Когда мы приехали туда, то в первую очередь, были поражены, как скромно выглядел детский дом. И встреча с нашим мальчиком перевернула все внутри. Мы увидели его на другом конце двора: у него был астматический приступ, и няня уже спешила отвести его в больницу. – вздыхает Донна. – Мы только увидели его хрупкую фигурку удаляющуюся от нас». Донна и Эндрю ждали малыша, чтобы познакомиться. И после нескольких минут общения родители признались, что внутри у них поселился страх: а смогут ли они понравиться этому скромному и тихому ребенку, который, кажется, боится всего на свете.

В следующий их приезд накануне рождества Донна зашла в детдом в тот момент, когда ее малыша стригли. Он кричал и плакал от страха, видя приближающиеся к нему ножницы. Сердце матери защемило, и она бросилась к ребенку, обняла его и попросила прекратить стрижку. Это был первый раз, когда она дотронулась до Икки – они сразу стали так называть его, так как «домашнее» тайское имя мальчика – Иккисан. В следующий раз Икки уже встретился с будущей семьей, чтобы отправиться на рождественские каникулы в собственный дом. И эта поездка была не менее волнительной, чем первая встреча.

«Сонгкран сидел в машине, забившись в угол. Он диковато озирался и молчал. И конечно, напугал нас, так как мы подумали, что так будет всегда. Но слава богу, это прошло довольно быстро», – рассказывает отец семейства.

Однако адаптационный период нужен был не только маленькому Икки, но и его старшему брату, которому нужно было привыкнуть к тому, что в семье появился еще один ребенок. Родители говорят, что во многом дружбе между мальчиками способствовало то, что старший Финн свободно говорит по-тайски, так как у него много тайских друзей. И братья быстро нашли в прямом смысле общий язык. Интеграционному процессу Икки также помогло то, что он находился в своей родной стране, отмечает Эндрю.

Счастье обретенное

На сегодняшний день семья Брюин уже несколько раз ездила в Австралию. И на вопрос, как там отнеслись к пополнению в семье, отвечают, что «никто даже глазом не моргнул».

«У Икки не голубые глаза и темнее кожа, но есть другие вещи, которые делают его частью нашей семьи», – говорит мама мальчика.

Правда, иногда ей приходится ловить на себе изумленные взгляды, когда он зовет сына в общественных местах. Но это, скорее, радость, нежели осуждение или недовольство, отмечает Донна.Эндрю же говорит, что первое время никак не мог отделаться от чувства вины перед всеми детьми, которые остались в детском доме, когда они забрали Икки. Но к счастью, сейчас он знает, что многие из них также обрели семьи, и очень счастливы. Родители Сонгкрана же часто отвозят сына в его первый дом. Они считают, очень важно, чтобы он помнил друзей и место, где провел первые годы жизни.

«И вы знаете, если сначала мы больше думали и говорили о том, что можем дать Икки, то сейчас, скорее, о том что он дал нам. Мы очень счастливые родители. И наверное, надо отметить, что весьма удачливые, потому что пройти через процедуру усыновления – это было настоящее испытание», – отмечают Брюины.

 

 

Have a news tip-off? Click here